Моя история: Ирина Соколова

О том, как пережить кризис, отправиться в новое путешествие и найти себя-Настоящую

Автор текста: Анастасия Тахтарова-Иванова

Ирина Соколова — психолог, гештальт-терапевт, бизнес-тренер, ведущая обучающих программ и терапевтических групп.

«Человек стоит у руля своей жизни. Когда я крепко держу руль и веду корабль в нужном направлении, я чувствую свободу. Свободу быть, свободу выбирать, свободу действовать. Жизнь – это большое приключение. И мне важно не только оставаться на плаву, но и идти вперед к новым горизонтам, получая удовольствие от каждого шага и попутного ветра»

 

— Ирина, здравствуйте. Вы – профессионально очень разносторонний человек. В вашем арсенале много разных направлений, разных программ. В том числе – проект, посвященный трудоголизму и обретению жизненного баланса. Эта тема также актуальна, как и сложна. Что заставило вас ей заняться?
— Тема эта для меня очень личная. Я и сама была одержима работой. Сейчас называю себя выздоравливающим трудоголиком. Пережила кризис. И это разделило мою жизнь на две части.
Я работала в бизнес-организациях, жила в бешеном ритме, времени катастрофически не хватало. Города, люди, клиенты, цели, цели, люди, клиенты, новые города.
Однажды я заметила, что деньги, которые я зарабатывала, перестали меня радовать. У меня не оставалось времени, чтобы тратить их на свои маленькие и большие удовольствия. Да и удовольствий становилось все меньше, работа съедала все время. Я бежала вперед, к новым целям и достижениям, не замечая себя.
Жизнь вернула меня к реальности, больно стукнув по голове. Я лишилась работы, денег, ушла от мужа, переехала в другой город с сумкой через плечо и любимым попугаем в клетке.
Это был кризис. К старому возврата уже не было. А новое пока еще не выросло. Я столкнулась с тем внутри себя, что уже нельзя игнорировать. Надо что-то менять. Вот только что не так, и что менять? В поиске ответов я пришла в психологию. И стала строить новую жизнь. Я 10 лет училась. Получила новую специальность. Поменяла профессию. Вышла замуж. Родила ребенка.

— На что вы в себе опирались, что помогло вам в кризисный период?
— В тот период в себе – ни на что. Опиралась на психолога — это было первое обращение к психологу в жизни. Не было внутренних ресурсов, точнее, я их не чувствовала тогда. Но постепенно вспоминала о своем прошлом опыте, о том, как и с какими ситуациями я умела справляться раньше, переносила этот опыт в настоящее, приспосабливала его к новым реалиям. Училась ценить те свои качества, которые раньше считала само собой разумеющимися. Целеустремленность, ответственность, пунктуальность, аналитичность, логичность. И вместе с тем — эмоциональность. Училась их осознанно использовать, видеть в этом свои ресурсы. И постепенно появлялась опора, жизнь приобретала новые очертания.

Какая я? Разная. Сильная и слабая. Смелая и боящаяся. Грустная и веселая. Чувствующая и думающая. Трудолюбивая и ленивая. В этом моя сила. Присвоение себе разноцветных качеств, черт, особенностей характера – увлекательный и полезный процесс.

— А где та смелость, которая позволила сделать шаг в полную неизвестность, к новой жизни?
— Внутри. Эта сила рождается из истинной природы, внутренней правды. Сейчас, когда знаю, кто я, зачем и куда иду, использую ее сознательно. А тогда – просто следовала за этим импульсом. Это было похоже на водителя, который сидит за рулем и просто едет. Он не знает, куда и зачем направляется. Да, в этом была смелость, риск. И это позволяло двигаться вперед.
У меня есть одна особенность – это моя внутренняя убежденность, что чтобы ни было сейчас, в итоге все будет хорошо. И оно мне помогло тогда. Это тоже своеобразная опора. С чем это связано? Сложно сказать. Я с этим жила и живу. И это меня поддерживает. Даже если что-то случается сейчас, дальше все равно все будет хорошо. И для меня это работает.

— А есть ли на ваш взгляд, какие-то основные моменты, обращая внимания на которые можно понять, что ты – трудоголик?
— Есть люди, которые много работают просто потому, что любят свою работу. Или это вынужденная временная необходимость. И есть трудоголики. Тут надо понимать, что трудоголизм – это зависимость. Это такой способ бежать от чего-то внутри, заменяя это работой. Каждый бежит от чего-то своего. Поиск ответа на вопрос «от чего?» и есть поле для работы со специалистом.
Какие симптомы? Первый — количественная составляющая работы в жизни. У трудоголика это работа в выходные, в отпуске, работа дома. Человек засыпает и просыпается с мыслями о работе. Работа для него становится смыслом жизни.
Второй момент – человеку сложно сидеть без дела в принципе. Дома, в отпуске. Отдых воспринимается как пустое времяпровождение, как глупость, лень.
Третий момент — скудность личной жизни, отсутствие интереса к партнеру, близким, друзьям. Отношения, впрочем, постепенно сходят к минимуму, или вовсе исчезают из жизни.
Трудоголик в постоянном напряжении. Не расслабляется, и не понимает – зачем это нужно. Синдром хронической усталости – это тоже про них. Как правило, у таких людей есть проблемы со здоровьем: сердце, ЖКТ, бессонница, сниженное либидо и т.д. Часто в их жизни присутствуют разного рода допинги – сигареты, много кофе, алкоголь.

Майндсеты1  Ирины Соколовой

  • Записка на холодильнике «Будь собой, остальные места уже заняты» (Оскар Уайлд)
    • Природа, cвежий воздух, море, солнце, все зеленое и живое — это заряжает и дает силы.
    • Решение начинать делать то, что запланировано, обучаясь и добирая необходимое в процессе. Движение и действие дают и энергию, и мотивацию.
    • Когда возникает сложность или надо принять решение, я представляю себя 90-летней старушкой, седовласой веселой дамой. Обращаюсь к ней с этим вопросом. А что бы она мне сказала с высоты своих лет? Это и ресурс, и поддержка.

1Майндсеты (Mindsets) — установки и жизненные настройки, способ мыслить и воспринимать информацию, пропуская ее через свой внутренний фильтр.

Можете ли вы дать какие-то рекомендации, что человеку делать в случае такого кризиса?
— Кризис важно качественно пережить. Я рекомендую обращаться за помощью к специалисту. К сожалению, заботиться о себе, своем эмоциональном состоянии у нас не очень принято. Это как со стоматологом. Кто-то ходит на профилактические осмотры, лечит кариес на начальных стадиях, а кто-то дожидается, когда уже очень больно, ночь не спал, обезболивающие не помогают. Так вот, ситуация с психологом у нас в стране еще хуже, чем со стоматологом. К психологу часто обращаются когда привычные обезболивающие не помогают, невыносимо болит, или когда во внешнем мире случается «бамс», и человек оказывается лицом перед стеной без окон и дверей.
Что касается трудоголизма, ко мне не приходят с запросом «я трудоголик, помогите». Приходят с сопутствующими сложностями. И так как я работаю в основном с женщинами, то здесь основные «боли» — это проблемы в личной жизни, синдром хронической усталости, выгорание. И часто это «я дошла до ручки», «я больше не могу так», «сил нет ни на что» и т.д.
Хотя это удивительные женщины и я восхищаюсь ими. Как правило, они умны, прекрасно образованы, успешны в своем деле. В них велика жажда знаний, жажда нового. Они любопытны. Справедливы. Обладают внутренней силой, влияют на людей, увлекают в дело.

— Так в чем проблема?
— Я называю это «синдром сильной женщины». Когда «Я – сама. Не хочу зависеть. Не хочу быть должной. Мне важно самостоятельно обеспечить достаток, определенный уровень жизни себе и ребенку. Я могу это сделать!» Да, все это получается, но не ведет к счастью. В погоне за деньгами не удается по-настоящему раскрыть и узнать себя, понять – какая жизнь твоя, какую жизнь хочется иметь и строить, что приносит радость и удовольствие. А в работе все понятно, там уже есть успех, признание, и – своего рода безопасность. Погружаясь в работу без остатка, на все остальное сил не остается. Так может продолжаться до тех пор, пока однажды станет нестерпимым. И вот этот момент часто бывает той отправной точкой, откуда и начинается путешествие к себе.

— Вы тоже совершили это путешествие, прошли через кризис и препятствия, нашли себя-Настоящую. Как это было?
— Скорее, я стала ближе к себе: начала чувствовать, осознавать свои потребности. Как это было? Это путь через радость, боль, слезы, удивление, восхищение. Я поняла, что я у себя есть. Разная. Сильная и слабая. Смелая и боящаяся. Грустная и веселая. Чувствующая и думающая. Трудолюбивая и ленивая.
Что помогло? Например, пересмотр своего прошлого. Обычная советская семья, родители выросли в послевоенное время. Я в наследство получила много хорошего, за что благодарна своим родителям. Но было и то, что мне не подходило, но я долго с этим жила. Например, «заботиться о себе – это эгоизм». Или «плакать нехорошо, это некрасиво». А еще я должна быть сильной, я должна все успевать, я должна быть хорошей (мамой, женой, дочерью и т.д.), ошибаться это плохо и т.д. В гештальт-терапии эти «правила жизни» называются интроекты. Это те кусочки воспитания, которые мы глотаем с детства. Во взрослой жизни важно сверить эти правила с собой. Совершить определенную ревизию. И оставить только то, что подходит именно мне.
А еще со мной были люди. Я гештальт-терапевт, а это терапия контакта. И именно через контакт с учителями, тренерами, специалистами, коллегами, я и училась понимать себя, искала ответ на вопрос «какая я». За что благодарна каждому на моем пути.

— И каков был ответ?
— Какая я? Я – разная. В этом моя сила. Присвоение себе разноцветных качеств, черт, особенностей характера – увлекательный и полезный процесс. Я не люблю деление на черное и белое, на сильные и слабые стороны, на достоинства и недостатки. В любой черте характера при желании можно увидеть и плюсы, и минусы. Мне ближе — полезность или неполезность этих качеств для конкретной ситуации в данный момент времени. Знание себя и своих особенностей помогает действовать осознанно, снижает автоматические реакции, дает свободу.

— У вас много программ, посвященных тому, как быть собой. Какую технологию вы используете?
— Если говорить о моем профессиональном подходе, то это два больших аспекта. Обращать внимания на себя, смотреть внутрь себя, спрашивать себя, слушать свое тело, ощущения. Другой аспект – социум. Мы не можем быть собой часто именно в социуме, быть собой на людях. И здесь важно понять, а что мешает и как с этим справляться. Боязнь критики, страх оценки, стремление быть хорошим – часто встречающиеся явления.

— Ирина, большое спасибо за вашу историю, историю внутреннего путешествия к себе и обретению себя, наполненную силой и любовью к происходящему, радостью и удовольствием от самого процесса – жить. Поделитесь, а какой ваш способ говорить жизни ДА?
— Я однозначно человек, который говорит жизни ДА. Для меня жизнь – величайшая ценность. И мой способ делать это – задумываться о конечности. Жизненные часы тикают. Время идет. Выбор за каждым, как он хочет прожить и чем наполнить свое время.