Моя история: Иван Колупаев

О том, как жить с ощущением, что мы можем больше, чем думаем что можем

Автор текста: Анастасия Татарова-Иванова

«Важно смотреть не на то, что человек сделал как-то не так или как-то плохо, а на то, сколько всего с ним было хорошего, и сколько всего он сделал хорошо в своей жизни. Это совершенно меняет рамку восприятия и позволяет чувствовать в себе больше уверенности и больше вариантов видеть, что можно сделать в жизни вообще, а не только в том узком «коридоре» вариантов, которые мы склонны видеть в сложных ситуациях».

Лайф-коуч, тренер личной эффективности и жизненного баланса. Выпускник Международного Эриксоновского Университета Коучинга. Спикер воркшопа Привычка к счастью

Проекты Ивана Колупаева: http://ivankolupaev.ru/

— Иван, здравствуйте. Рада, что вы будете спикером нашего воркшопа «Привычка к счастью». Счастье – это то, чего хотим мы все. Но счастье – это слово, а его каждый понимает по-своему. Что это для вас?
— Для меня счастье — это ощущения наполненности жизни, гармонии разных ее сфер, вдохновение от того, что наполняет каждый миг. Это близко к состоянию потока, когда даже не замечаешь, как летит время. Как когда смотришь интересный фильм или занимаешься любимым делом. Ты наполнен, ты в потоке, ты в счастье, и тебе — хорошо. То есть, ты переполнен ресурсами, энергией, положительными эмоциями, и готов делиться. Готов поддержать тех, кому нужна поддержка. Готов уделить время, уделить внимание.

Коучинг помогает научиться мыслить и жить по-новому. Помогает открыться тому факту, что всегда есть еще варианты, можно делать по-другому. Разрешить себе увидеть и исследовать новые возможности. В нас огромное количество опыта, позитивного восприятия и творческого мышления. И когда мы просто даем себе на это право – мы находим то, о чем раньше и мечтать даже не могли.

— Я — ваш фолловер, и мне нравится то, что вы делаете. По-моему вы замечательный профи. Скажите, а как случился ваш «роман с коучингом»?
— Это была любовь с первой встречи). С коучингом меня познакомили друзья. И сразу возникло ощущение, что это то, что я так долго хотел найти. Оно на самом деле есть в мире, оно прекрасно работает и это — мое! Сначала был «пользователем», а потом решил пройти обучение. Каким-то чудом выбрал Эриксоновский университет и пошел туда. Это было 8 лет назад.

— А как эта встреча поменяла вашу жизнь?
— Это мне дало возможность чувствовать себя лучше. Мы с детства учимся использовать директивные методы — в образовании, в консультировании, в общении. Но для меня такой стиль дискомфортен. А эриксоновский коучинг — это как раз метод совершенно недирективный, очень экологичный и гармоничный. Такое взаимодействие позволяет достигать лучших результатов, и люди лучше себя чувствуют в этой работе. Если говорить обо мне, то это добавило мне энергии, счастья, веры в себя.

— Иван, что было до коучинга?
— До коучинга было много всего. Вообще моя первая специальность инженер-ракетчик, но я в ней практически не нашел себя. Хотя интерес к этой сфере все еще есть. Ушел в волонтерство, в социальную работу, в религию. Какое-то время был пастором церкви. И в тоже время я искал, как можно развиваться не только в духовном плане, но и во внешнем, то есть, пытался создавать бизнес-эксперименты в редкое свободное время. А затем появился коучинг.

— Как инженер-ракетчик стал пастором церкви? Каким образом это произошло?
— Я с детства идеалист, поэтому хотелось видеть все самое лучшее, хотелось служить каким-то самым-самым-самым красивым идеалам. А вера и Бог — это есть тот самый идеал, к которому мы стремимся внутри себя, который мы хотим поддерживать в других людях. Хотя называть это можно по-разному.
Я проявлял интерес к духовной жизни, еще участь в университете. А потом решил, что это стоит того, чтобы попробовать. Это дело великое, амбициозное, поэтому интересное. Увлекся.

— А почему не остались в духовном служении? Ведь коучинг прекрасно вписывается и в такую работу.
— Безусловно, будучи пастором можно применять коучинг. И он очень помог. Дело было в другом. Я не чувствовал, что я могу быть хорошим пастором. Потому что это накладывает определенные требования, я понимаю, что важны результаты, плюс важно следовать установленным правилам. Я где-то излишне гибкий для этого. А, может, просто не достаточно к такому пути готов. И я вижу, что люди тоже очень разные. И не все могут идти таким духовным путем. Но хочется предложить людям для развития что-то хорошее, независимо от того, на каком этапе пути они находятся, в каком статусе. А коучинг подразумевает более широкую картину, из которой можно тоже служение развивать, но не в рамках религии. Здесь можно много экспериментировать, исследовать, подвергать сомнению, наблюдать. Плюс, это помогло мне открыть новые сферы в обучении, в преподавании. Потому что как раз очень скоро после этого я также нашел себя в частном преподавании физики и математики для школьников. И здесь коучинг-подход тоже очень помогает повышать эффективность занятий.

— Окей, вы сказали, что не чувствовали в себе силы быть хорошим пастором. И мне понятно, про что это. А вот вопрос о коуче. Хороший коуч, он какой?
— Хороший коуч, в первую очередь, это человек, способный смотреть на людей без собственных фильтров. И доверять. Доверять себе, доверять другому человеку, доверять процессу. Это про доверие внутренней мудрости и потенциалу того, с кем работаешь. Хороший коуч способен в диалоге это отношение транслировать, способен поддержать даже тогда, когда ты сам в себя не очень веришь и встречаешься с действительно трудными ситуациями.

— Да, доверие – это один из ключевых элементов в жизни вообще. А с чего можно начать это доверие развивать в обычной жизни?
— С чего начать? Хороший, широкий вопрос. Я бы сказал, что с исследования себя и других людей, с наблюдений. То есть, с того, чтобы открыться наблюдениям. И отключить фильтры из своей биографии, из прошлого опыта. Принять то, что может быть по-другому, чем нам кажется, — первый шаг к тому, чтобы воспринимать людей из состояния доверия, из позиции доверия.
Также важно направлять внимание на то, что хорошо, на то, чему ты рад, за что ты благодарен, что у тебя действительно получилось. Это очень сильная позиция. Мы хорошо умеем замечать, что не получилось. И тут полезно спросить себя: «А получилось-то что лучше всего?» И когда человек говорит об этом, совершенно меняется настроение, эмоции. Можно вести, например, дневник, в котором отмечать что хорошо, за что благодарен, что получается. Мы ведем такой дневник с семьей уже около двух лет. И наши дети – активные участники процесса.

— Иван, а с какого возраста в такую работу можно включать детей?
— В нашему случае старшему было 11, младшему — 8. Но дети на самом деле очень гибкие. Часто взрослым кажется, что они для чего-то не готовы, не доросли или не умеют. Но надо просто предложить им попробовать. И реальность может оказаться гораздо удивительнее того, о чем мы думаем.

— А за эти годы что поменялось, что произошло, пока вы ведете с семьей этот дневник?
— У нас и раньше были хорошие отношения, но сейчас они углубились, появились дружба, доверие. Дети чувствуют себя сопричастными тому, что в семье происходит, осознают, что происходит в мире вокруг, с какими трудностями, с какими вызовами мы встречаемся. При этом не возникает никаких паник, скандалов или истерик когда есть ограничения в жизни. Когда все хорошо и можем что-то вместе отпраздновать — тоже замечательно, дети предлагают свои варианты, что бы они могли делать. По их пожеланию у нас раз в неделю проходит семейный кинозал. К тому же это помогает им приобретать свой опыт успехов и ошибок, осознавать его с раннего возраста. Можно сказать, что по их инициативе и благодаря их ответственности они сейчас на семейном обучении.

— Вы ведете в ФБ много прямых эфиров. И говорите там о тех вещах, которые волнуют почти каждого. Вот один из последних ливов был как раз о праве на ошибку. А как вы относитесь к своим ошибкам, как научились давать себе такое право?
— Я воспоминаю одну историю из детства, как получил первую «двойку» по английскому. Меня хотели перевести в школу с углубленным изучением английского языка, из 1 класса обычной школы, где язык мы не учили, во 2 класс вот этой продвинутой. Надо было готовиться, и родители определили на лето к преподавателю. А она однажды поставила мне «двойку». Я помню, как шел домой с ощущением, что жизнь закончилась и ничего хорошего больше не будет.
Как я этому учился? Постепенно. Через общение с собой и другими, через служение – в волонтерских организациях, в церкви. Сейчас делать это мне очень помогает фокус на хорошем, о котором я говорил раньше. Смотреть не на то, что сейчас не получилось, а на то, сколько всего хорошего в жизни хорошего было, есть и что удалось.

Майндсеты1  Ивана Колупаева 

• Бог лучше, чем любой из нас может себе представить. И поэтому всегда есть лучший вариант моей жизни, всегда есть какие-то более широкие, более свободные, более интересные рамки. И из этого жизнь раскрывается как испытание, или приключение, или что-то еще, но в этом постоянно присутствует надежда вместе с волей — двигаться вперед к чему-то лучшему.
• Второй мем, наверное, это мир во всем мире. Хочу верить, что мир во всем мире возможен, хотя люди разные, страны разные, культуры разные. Но все равно это некая тренировка. Строя мир с каждым человеком ты тренируешь свою возможность внести свой вклад в создание мира во всем мире.
• Моя самая большая ценность — семья. То есть, из нее я чувствую больше силы, больше развития, больше ресурсов, и больше счастья.
• Ну, и четвертое, это, наверное, про то, что действительно каждый человек хорош, у него есть потенциал, и мы можем больше, чем мы думаем.

1Майндсеты (Mindsets) — установки и жизненные настройки, способ мыслить и воспринимать информацию, пропуская ее через свой внутренний фильтр.

— Иван, скажите, а какой самый большой вызов вам предоставила жизнь?
— Самый большой вызов — это автомобильная авария, в которую я попал уже около 7 лет назад. Не хочу рассказывать подробности. Для меня это была трагедия на уровне ценностей и смысла жизни. В результате аварии погиб человек. И я был частично в этом виноват. Эта ситуация повлияла на многое в жизни. В том числе, на мое желание оставить духовную службу. И другая ситуация, которую я параллельно вспоминаю – когда в детстве тонул мой младший брат. Мы просто пошли с ребятами гулять весной по реке. И вот в одном месте мы все перепрыгнули через узкую проталину на реке, а брат провалился. И каким-то чудом удалось его спасти, вытащить. Там точно Бог помог. У меня был огромный шок – от того, что это вообще произошло, от того, что я отчасти был в этом виноват, что не отговорил ребят пойти гулять по льду…
В обеих ситуациях я ощущаю свою долю ответственности. Такие ситуации – у каждого они свои — большой вызов для себя именно с точки зрения вопроса «кто я вообще есть?» Я – тот, кто способен поддержать людей? Или я тот, из-за кого происходят трагедии? Кто я? Меня это заставило задуматься о ценностях, с которыми хочется быть связанным в жизни, независимо от того, как жизнь повернется, куда она дальше пойдет и что еще в ней произойдет.

— Это пример того, как кризисы могут стать глубоким обучающим моментом в жизни. Большое вам спасибо за откровенность. Время от времени жизнь заставляет нас задавать себе подобные вопросы. А как, на ваш взгляд, надо задать вопрос, чтобы легче было найти на него ответ?
— Задавать себе открытые вопросы, то есть те, на которые невозможно ответить «да» или «нет». Задавать вопросы, которые направлены в будущее. Вопросы о самом лучшем результате, самом легком способе и тд. Спросить себя «а как если бы не было ограничений, то что тогда стало бы возможно?». Вопросы такого плана помогают найти варианты лучших идей, лучших ответов, получить инсайты и вдохновение, более широкую перспективу.

— Это помогает начать мыслить по-другому?
— Конечно. Отвечая на такие вопросы, мы думаем шире, свободнее. Мы часто не замечаем, когда мыслим шаблонно, потому что к этому привыкли. Нам кажется, что мы думаем логично, потому что нас научили определенной логике. На самом деле мы думаем в рамках стереотипов. А такие вопросы (в коучинге их называют сильными) раскрепощают и помогают находить контакт с бессознательными ресурсами. Открыться тому факту, что всегда есть еще варианты, можно делать по-другому. Разрешить себе увидеть и исследовать новые возможности. В нас огромное количество опыта, позитивного восприятия и творческого мышления. И когда мы просто даем себе на это право – мы находим то, о чем раньше и мечтать даже не могли.

— Иван, спасибо за этот жизнеутверждающий посыл. И в завершении нашего разговора расскажите о своем способе говорить жизни «ДА!»?
— Мой способ говорить жизни «Да» — поддержать в других людях вот этот позитивный взгляд на жизнь, конструктивный, ресурсный. Если я вижу, что люди находят в себе больше внутренней силы, видят вокруг больше возможностей, то через это и я получаю больше подтверждение, что говорю жизни «Да». И жизнь говорит «Да» в ответ.