Моя история: Марат Муратов

О том, как преодолеть сопротивление среды,  следовать внутреннему Зову и научиться жить по-своему

Марат Муратов — профессиональный коуч и тренер. Кандидат философских наук. В прошлом — дирижер, преподаватель философии и эстетики, редактор ТВ программ и продюсер. А также — путешественник и странник Духа. 

Автор текста: Анастасия Тахтарова-Иванова 

park

«Как научиться отключиться логику и следовать внутреннему зову? Это привычка. Сначала ты понимаешь, что рискуешь. Но находишься в пограничном состоянии между страхом и желанием. Здесь важно допустить, что бывает не только так, как ты привык, но и по-другому. Затем ты учишься быть пустым, когда теряешь интеллектуальные знания и перестаешь на них рассчитывать. Это состояние без анализа, здесь и сейчас. Потом появляется натренированная сила привычки. Сейчас я просто нахожу в этом азарт. Мне не на что опереться интеллектуально. Это состояние ребенка, для которого важнее эксперимент, чем то, что говорят об этом другие».

Марат, здравствуй. Очень рада возможности вновь встретиться с тобой. Ты – человек, получивший несколько разнонаправленных образований. У тебя в опыте – несколько профессий, смен места жительства и кардинальная перемена жизненных установок. По-моему это очень созвучно теме «путешествия героя», когда жизнь призывает героя и он следует Зову, отправляется в путь, благодаря которому рождается и вызревает  цель и смысл его жизни. А скажи, были ли предпосылки такого жизненного сюжета в твоем детстве? 
— Честно говоря, в детстве я бы не смог даже предположить, что разговор на эту тему будет иметь для меня какое-то значение. Я родился в традиционной татарской семье, в небольшом поселке в Астраханской области. Там самым уважаемым человеком был или председатель, или учитель. И самое главное – на все были готовые ответы.
Но я в эту систему абсолютно не вписывался. Я изначально был слишком любопытный и любознательный. Уже в том возрасте мне нравилось наблюдать  за людьми, давать им какие-то характеристики, смотреть на все иначе. И меня не устраивали готовые ответы. Те ответы, которые приходили мне в голову, были совсем другие. У меня было ощущение, что я чего-то недополучаю – то ли знаний, то ли чего-то еще. Часто я в своем воображении рисовал шалаш, заходил туда, и единственная мысль, которая у меня была — что никто не способен меня сейчас понять. И меня охватывала грусть…
Это странно для маленького ребенка, но лично меня убеждает в том, что человек не рождается чистым  листом. Он рождается с каким-то багажом, с какими-то внутренними магнитами, которые притягиваю его в жизни к определенным обстоятельствам. Или позволяют формировать внутри себя, в воображении, другую среду, ту реальность, в которой затем предстоит жить.  У меня в детстве тоже было нечто подобное. Я постоянно смотрел прогноз погоды в Казани и в Москве. И это те два города, которые сыграли в моей судьбе огромную роль. Вероятно, какие-то вещи о себе мы знаем уже с самого раннего детства.

detstvo

— Если я правильно тебя понимаю, то Зов ты ощущал уже в детстве. Как это для тебя происходило? 
— Я это ощущал как необходимость поиска или путешествия. Я не мог объяснить зачем мне это, просто делал какие-то вещи. Я предпринимал попытки путешествий,  уходил из дома. Это было для меня важно. Мне казалось, что если я обойду свой поселок — я обойду весь земной шар. И когда я буду идти, то соберу кучу вещей, каких-то знаний. Соберу свой «сундук с сокровищами».
Я ощущал, что мне нужны другие игры, чем моему окружению. И грустил, потому что ни брат старший, ни родители не понимаю, что мной движет и почему. И понимание, что «ты не такой как все», толкало к необходимости искать что-то другое. Собственно, это и воспринималось тогда как зов. Хотя было довольно сложно, и такая задача вполне может «сломать» ребенка.
Но все в жизни так устроено, что если есть задача – есть и возможность ее решения. Часто нам даются люди, которые помогают и направляют нас. У отца была двоюродная сестра — директор клуба. И она забрала меня со двора, увидев, что со мной что-то не так. И направила по артистической стезе, если можно так сказать. Она очень сильно на меня повлияла. Благодаря ей я смог окрепнуть,  не стать тонким ранимым хлюпиком. Мои способности пошли в дело.

— А что тебе помогло выживать тогда, в тех условиях, когда ты не вписывался, тебя не понимали, когда ты был «не как все»?
— Вместе с чувством неприкаянности и того, что ты не в своей тарелке, появилось одна важная вещь. Я стал очень гибкий. Понимая, что я не могу вписаться, я начал учиться адаптироваться. С этого момента я приобрел навык играть определенные, подходящие в данный момент по сценарию, роли. Может быть, не понимая этого до конца. Такая  своеобразная компенсация, причем настолько сильная, что я научился влиять на взрослых людей. Они меня не понимали, но я получал то, что  мне нужно.
Это «выпадение» из среды дало мне силы для того, чтобы приспособиться. Я стал лидером, старостой в классе. Везде принимал активное участие, хотя не могу сказать, что получал от этого удовольствие. Я играл роли, часто действуя в ущерб себе, и делал то, что не хочется, что мне не свойственно.
Без тренинга эффективных коммуникаций я научился этим коммуникациям. К 16 годам я уже был очень уверенным, не очень понимая, зачем это мне. И с этого момента  начался мой «отход» от себя настоящего. Это была оборотная сторона моей  гениальности в коммуникациях. Та защита, которую я для себя нашел в детстве, чтобы вписаться, стала для меня тем, что мне потом придется преодолеть, чтобы опять вернуться к самому себе.

Майндсеты1  Марата Муратова

  • Наблюдение. Я изучаю и наблюдаю свои состояния — как попадаю, как выхожу, что нужно, чтобы перейти в другое состояние.
  • Писательство. Благодаря этому формату я имею возможность следовать за потоком и возвращаться к нему, когда появляется необходимость.
  • Среда. Вдохновляющее общение с людьми – это отличная настройка на ту жизненную волну, на которой хочешь существовать.

1Майндсеты (Mindsets) — установки и жизненные настройки, способ мыслить и воспринимать информацию, пропуская ее через свой внутренний фильтр.

— И как дальше складывалась твоя жизнь? 
— На событийном уровне: я окончил музыкальную школу, поступил в музучилище, и после его окончания уехал в Казань, в университет, – учиться на дирижера. И весь переворот во мне произошел именно здесь.
К 5 курсу я уже понимал, что не фанат того дела, которым занят. Меня увлекает не музыка и как она звучит, а люди — как они в этом участвуют, как проявляются.  И после окончания курса я, благодаря своему научному руководителю, поступил в аспирантуру факультета философии. И как только я попал на абсолютно свою кафедру —  философии, психологии, социологии — я обрел важную часть себя и начал путь возвращения. Но  это было только самое начало.
Окончив аспирантуру и начав преподавать, я ясно понял для себя, как наука далека от того, что реально происходит с людьми. И как мало я могу сделать в этих рамках. Тогда у меня случился глубокий кризис. Он принес множество личностных проблем.  Это была переломная точка, когда нужно было принять решение. Я начал теряться. Я не понимал, зачем мне нужен был тот период, где я был в музыке и на сцене. Не понимал, зачем мне то, что есть сейчас.  Я не понимал, чего хотят от меня родители и общество. Все не соединялось. Я впадал из крайности в крайность: то уходил в загул, то запирался дома. И через некоторое время такой жизни я почувствовал, что мне необходимо что-то изменить. Я принял решение ехать в Москву — это произошло  буквально в один день. Жизнь снова подкинула мне «случайную» возможность — я выиграл грант на обучение. Я не собирался учиться, мне нужен был этот повод. Надо сказать, что это была 3 попытка. И если два раза до этого я приезжал и понимал что  не готов, то в этот раз четко знал, что останусь. Хотя абсолютно не представлял себе, что буду делать.

Это было интуитивное или  логическое решение?
— Нет, с логикой всегда было плохо. Поэтому реакция окружающих на меня часто была странной. Я никогда не мог объяснить своих поступков. Я просто оказался в Москве в надежде на то, что кризисные явления уйдут, так как самореализация станет более четкой и внятной. Конечно, это была абсолютная лажа, потому что меня ждали еще больше кризисы и удары. Но вся ситуация была как будто заранее подготовлена и спланирована. Буквально через месяц моих гуляний здесь я попадаю в Евразийскую академию телевидения и радио, которая определила сферу приложения усилий. Благодаря людям, с которыми я познакомился в Академии, из преподавателя ВУЗа я превращаюсь в шустрого телевизионного редактора. В то время (это 2007 год) тема психологии в России набирала обороты. Программ на эту тему было мало. В Москве открывается «Бесплатная служба психологической помощи населению».  Вместе с психологами службы мы начинаем готовить цикл программ «Служба доверия». Для меня такой поворот событий был просто подарком. 24 часа в сутки я искал, что же больше всего беспокоит людей? Я искал героев из реальной жизни, способных открыто поделиться своими историями в студии, экспертов, которые смогут помочь. Изучал различные направления классической и современной психологии, так как понимал – не получится хороший сценарий, если не погрузиться в проблему целиком. К нам приходили душевно израненные люди. Удержать их в процессе съемок – особая задача. Каждый человек со своей историей буквально врезался в мою память. Со многими я продолжал общение и после съемок, справляясь об их жизни. Темы программ были разнообразны. За 4 года существования программы нам, пожалуй,  удалось осилить все самые актуальные темы, с которыми люди обращались в службу доверия.  Для меня это была просто волшебная практика, лучше и не представишь. Я погружался в эту среду все больше и больше.  Но вместе с тем приходило и ощущение, что я хочу от жизни, от себя, от реализации чего-то другого.

307481_264003183639479_1562086789_n

— И что стало для тебя поворотной точкой, что помогло понять, чего ты на самом деле хочешь?
— Как это часто бывало в моей жизни – кризис. И он был для меня самым масштабным. Его смысл был в разочарованье. Дело в том, что в тот период я столкнулся со своей полной беспомощностью. Раньше я получал знания из книг. Я сталкивался со сложностью, осознавал, что я не один такой – до меня это случалось и с другими. Находил определенные рецепты и применял их. И это помогало. Но не теперь. И я с ужасом понял, что я ничего не знаю. Я был опустошен: так много сделал, так много учился, много с чем смог в жизни справиться — и ничем себе не могу помочь. Нигде нет никакой помощи и поддержки. И самое главное – ее нет у меня внутри. Полное обнуление и понимание, что знание не делают нас счастливыми. На тот момент я привык работать через голову, через интеллект. И когда я потерял это, мне казалось, что я потерял самое главное. Я ничего с этим интеллектом не мог сделать.
К тому же я обнаружил, что за навыком эффективных коммуникаций, который я приобрел еще в детстве, я забыл, что я чувствую на самом деле. Я обнаружил огромное количество людей, на которых я трачу время. Но я не понимал, что я получаю и кому нужно это общение, если я ничего не чувствую. Ощущение было такое, что ты родился заново. Ты вроде во взрослом теле, но ты ничего не знаешь. Ты музыкант, философ и культуролог, но ты ничего не знаешь. Ходить с этим пониманием было очень тяжело. Это было как погружение на дно, и надо было искать выход.

— Часто люди, которые пережили подобный опыт, говорят, что достичь дна – это уже неплохо. От него можно оттолкнуться и начать всплывать. Как тебе удалось это сделать?
— Я начал все заново. Стал узнавать жизнь не по книгам, опираясь на чужой опыт, а приобретая свой. Проще, когда ты живешь с определенными убеждениями. Но мне был нужен реальный опыт – мой опыт. Я брал любое понятие – скажем, любовь к себе, и разбирался с ним. Что это для меня, как я это понимаю, как мне это использоваться в своей жизни, исходя из моего психотипа и т.д.
Вообще для меня в жизни решающие значение сыграли именно точки кризиса. Они позволили мне развиваться, встать на этот путь – познания себя, возврата к себе. Если бы их не было, я бы даже не посмотрел в эту сторону. Момент кризиса для меня был моментом перемены мышления. Если в обычной жизни ты находишься в повседневном мышлении, то в процессе проживания кризиса ты переключаешься на мышление онтологическое.   Ты больше начинаешь думать о жизни в целом.
Кризисы,  депрессии, повышенная чувствительность побудили находить для себя конкретные ответы на конкретные вопросы: почему это происходит, как из этого выйти. Я учился наблюдать за собой, искал работающие для меня способы управлять состояниями.  И в какой-то момент мне стали очень интересны духовные практики, медитация. Отчасти это подтолкнуло меня к моему длительному вояжу в Таиланд.

Там, на Пхукете, ты прожил почти 2 года. И хотя у тебя и до этого был богатый опыт «перемены мест», но все же в рамках одной страны, одной среды. А тут меняется все: от климата и еды до языка и культуры. Чем был для тебя этот  опыт?
— У меня появилась потребность все изменить в жизни и побыть в новой культуре. Тай дал мне многое. Конечно, на момент переезда туда у меня еще оставались некоторые иллюзии, что я смогу уйти от своих проблем, просто уехав в другое место. И с ними я в этом вояже расстался окончательно — ты ни от чего не убежишь. Через полгода то, от чего я пытался убежать здесь, нагнало меня и там.
Еще для меня это был захватывающий эксперимент самопознания. У меня нет рядом среды и людей, которые меня загоняют в привычные рамки. Нет обязательств чему-то соответствовать. И я могу быть кем угодно и каким угодно. Я могу выйти на улицу и решить: сегодня я писатель. Что чувствует писатель, когда идет по дороге. Он чувствует вот это. И так прожить день. На след день я могу выбирать другую роль, а потом – следующую. Мне было интересно побыть в этом во всем. Это такая точка обнуления. А раз я новый — то начали происходить и события новые. И я шел на эти эксперименты, познавал себя в разных обстоятельствах. И в какой-то момент пришло такое ощущение, что любые происходящие события – некий спектакль, который разворачивается передо мной. И только я могу решить, буду я в нем участвовать, мне это интересно или нет. Такое диссоциативное отношение, взгляд со стороны. Очень полезный навык. Ну и конечно, Таиланд —  это райское место. Цвета, звуки, запахи…taj-ozero

— Это действительно так. Но почему, если ты мог там прекрасно существовать,  решил вернуться в Россию?
Дело в том, что эта удивительная комфортная среда, которая какое-то время способствует развитию, «разучает» тебя жить в реальности. Я на себе ощутил, как тяжело адаптироваться к настоящей реальности, когда вернулся. Сейчас для меня такая среда – это возможность отдыха, такой отпуск. Но это не мой путь.

— А вот здесь позволь тебя спросить – а что есть твой путь?
— Мой путь – это путь развития себя. Тот самый Зов для меня – не что-то абстрактное, что прозвучало раз в 10-летку, потому что я захотел что-то изменить. Это такой призыв, который слышишь внутри даже не раз в день, а каждую минуту. И это становится центром твоего внимания. Я ощущаю его через внутренний голос. Этот внутренний голос вроде и не объясняет, что тебе нужно, но постоянно направляет тебя куда-то, заставляет тебя что-то искать. Наблюдать за собой и за другими.
С этого начался мой путь в то, чем я занимаюсь сейчас. Когда я начал практиковать как коуч, я сделала осознанный выбор в сторону личной работы. Я не верил в формат тренинга или семинара. Так как ты не видишь, как человек мыслит. Я работаю индивидуально, чтобы видеть, как мыслит каждый из моих клиентов. И каждому я стараюсь помочь выстроить его личную философию.

— Очень интересное понятие — личная философия. Ты стараешься выстроить ее – для себя, для тех людей, с которыми работаешь.  А что такое в твоем понимании «личная философия»?
— Развитие не точка. Развитие процесс. В том виде, в котором мы сейчас есть — это несовершенное творение. Мне близка концепция, которую разрабатывали Гурджиев, Успенский и т.д. Наше обычное состояние – это лишь подступ к тому, чтобы быть человеком. И личная философия не замкнутая, закрытая система. Это система в развитии. Лично для меня важно отсутствие категоричности и открытость.  Важно допустить, что может быть иначе.
Здесь личная употреблено не в значении «философия моей личности, моей индивидуальности». Конгломерат того, что мы привыкли называть личностью, — не самое главное. Человек – это индивидуальность. А индивидуальность хочет выделиться, быть особенной, самой-самой. И если кто-то другой тебя в этом превосходит – ты начинаешь страдать. И делаешь все возможное, чтобы опять стать «самым-самым». Это бег белки в колесе. На это уходит жизнь, оставляя в конце человека с горьким разочарованьем.
Я вижу смысл в единении. С собой настоящим, с тканью бытия, куда входят и мир вокруг, и другие люди, и твои истинные ценности – твои задачи, твое жизненное предназначение. Это путь единения, который приносит с собой смысл и наполненность. Но это не приходит само собой, такой способ существования надо в себе взращивать, развивать. Поэтому личная философия — моя личная ответственность. Узнавать себя, учиться слышать себя, слышать тот самый Зов и идти за ним, несмотря ни на что.

— Что для тебя сейчас важно развивать в себе?
— Мне нужно внутренне крепчать, и этому процессу нет конца. Все меняется, обстоятельства, условия. Я хочу быть крепким внутренне, для того, чтобы в очередные разы не сбиться с внутреннего курса. Я учусь управлять своими состояниями. И если оказываюсь в упадке, то  позволяю себе 2-3 дня побыть в состоянии меланхолии. Но не запускаю это внутрь себя. У меня есть набор своих магических инструментов: музыка, общение с вдохновляющими меня людьми, возможность побыть с собой, книги, фильмы, творческие свидания – которыми я пользуюсь для того, чтобы поддерживать и укреплять себя.
Сейчас для меня актуальной стала тема «таланта жить». По-моему, основной талант, который вшит в каждого  — это талант жить. И с какого-то момента теряет смысл вопрос: «Чего я хочу о жизни?» Сейчас мне гораздо важнее, чего жизнь хочет от меня.

— Марат, большое спасибо тебе за откровенность  и щедрость, с которой ты поделился своими взлетами и падениями, открытиями и наработками. И последний вопрос – какой твой способ сказать жизни Да?
— Допустить, что может быть по-другому, ведь все не такое, каким кажется. И когда ты с этим сталкиваешься, то можешь оказаться в сложном для себя положении. И тут приходит на помощь навык благодарить, даже если все идет не очень гладко. Но ведь могло бы быть и хуже! Все происходит не случайно. И в последнее время я особенно остро ощущаю осознание связи — мы все связаны, и мое действие влияет не только на меня. Когда я говорю жизни Да — вся система взаимосвязи начинает приходить в движении. И когда я получаю эту обратную связь, для меня она как лакмусовая бумажка – я двигаюсь верным курсом.