Моя история: Павелс Ромашинс

О том, как выжимать томатный сок из апельсинов, о провокациях развития и о пути к целостности

Автор текста: Анастасия Тахтарова-Иванова

Павелс Ромашинс – философ и преподаватель, директор по карьерному росту и корпоративной культуре в компании Евросеть, основатель представительства Эриксоновского Университета коучинга в Латвии, консультант крупного бизнеса и коуч. Отец четверых детей и дед двух внуков. Спикер воркшопа «В стиле agile: как жить гибко».

«Самый сильный мотивирующий фактор для меня – перемены у моих клиентов, их восторг и удивление от этих перемен. Наиболее весомые вопросы, которые я задаю себе: На что способен каждый, когда воодушевлен и счастлив? Какие уникальные пути развития выберет для себя взрослый человек, который может и умеет почти все, но использует только часть своих ресурсов? Поэтому для своих клиентов на занятиях я становлюсь собеседником в очень важном разговоре с главным вопросом: на что в действительности способен каждый из нас?»

Павелс, здравствуйте. Вы – человек неоднозначный. Временами ваша жизнь была похожа на американские горки. Вы были богаты и бедны, радикально несчастливы и счастливы в отношениях. Знаете, что такое «негде жить», и как это – быть хозяином своего дома. Какую роль в таких «полюсных» трансформациях играла гибкость?
— Гибкость – это в первую очередь коммуникационный талант. Коммуникация с окружающим миром, с людьми или с самим собой. Как таковой гибкости у меня хватало, и она помогала находить выходы из разных ситуаций. Но попадал я в них не поэтому. Причиной моих кризисов являлось мое стремление что-то кому-то доказать. У большинства из нас есть некоторое количество привитого вируса упрямства, соперничества. И следствие этого — такие волны большой амплитуды различных экстремальных событий. Когда человек живет в состоянии противоречия, на агрессивной конкуренции – с собой, с людьми, с окружающей обстановкой, и в итоге именно это приводит к падению. И тогда, упав, есть возможность собраться, и на стремлении доказать что-то начать снова двигаться вверх. И весь этот круговорот доказываний и падений – в ущерб внутренней целостности человека. Потому что подъемы эти — для того, чтобы уравновесить предыдущее падение, а не для того, чтобы что-то цельное и целостное выстроить.
Один из таких примеров в моей биографии – решение пробежать полумарафон в 2010 году. Для меня завершался один из серьезных кризисов в области финансов и отношений, и пора было из этого выходить. 23 мая я летел в самолете в Москву. Начал читать книжку «От хорошего к великому» (толковая книжка про бизнес и предпринимательство), и решил, что до конца лета я пробегу полумарафон. Позвонил знакомым спортсменам – рассказать об этом. Те сказали, что я этого точно не сделаю, и это они мне как профи говорят. Но я «уперся». Каждое утро все лето я ходил в спортзал, занимался по 3 часа, почти без выходных. 31 августа пробежал дистанцию, и даже за отличное время. А через 3 месяца мой врач спросила меня: «Зачем ты это делаешь? Это противоречит тому, что для тебя полезно. У тебя и так в жизни много движения, скорости, стресса. И зачем сверху «класть» бег? Где в этом для Тебя самого баланс, равновесие?»
И это было моей личной точкой. Зачем делать то, что направлено на сопротивление, а не на баланс? Наверное, это и есть гибкость в отношении с окружающим. Слышать и принимать обратную связь от происходящего, делать выводы, и… двигаться дальше с большей осознанностью. И для меня это означало выйти из круговорота борьбы с собой и с миром.
Для разных людей это очень индивидуально. Лично мне потребовалось прожить 40 с лишним лет, чтобы начать к этому приходить… А есть люди, которым это известно уже в детстве, и, возможно, это одна из значимых составляющих мудрости.

Все мои значительные провалы – это следствие моих прошлых ошибок, иначе не было оснований происходить этим провалам. А важнее самих провалов – уроки и выводы, которые из них возможно извлечь.

В одном представлении о себе вы назвались «хиппи в душе». Что это значит для вас?
— Ровно то же самое: расти и развиваться так, чтобы быть в меньшем конфликте с собой и со всем живым и неживым вокруг. Меньше войны – больше любви.

А где те ресурсы, которые помогают вам достигать этой гармонии?
— Каждый из нас как-то проявляет себя в этом мире, в социуме. И далеко не всегда проявления человека сопровождаются поддержкой окружающих. Здесь можно вспомнить короткий анекдот: «Вы не любите кошек? Вы просто не умеете их готовить». Люди есть разные. И есть люди, что называется, со «сложным интерфейсом». В начале моей работы с топ-менеджментом мне было трудно эти принять. Для меня было аксиомой, что ТОП должен быть человеком легковоспринимаемым для окружающих. На самом деле это ни разу не главное. Если он функционален, продуктивен, эффективен, то неудобства его интерфейса полезно просто принять. И то же самое касается любого человека.
Если нам что-то не нравится, мы часто находим способ обвинить другого. Это вполне привычно, и треугольник Карпмана — отличная схема, позволяющая сориентироваться в собственных состояниях. Полно публичных конфликтов, где люди упиваются своим правом указать на то, что другой человек несовершенен. Но каждому из нас выгодно посмотреть прежде всего на самого себя, задать себе вопрос: как я сам являюсь источником конфликта? Ведь на другой стороне живой человек, который находится в процессе своих изменений. Изменения постоянны. Это вообще единственное, что постоянно.
Ключевая преграда для многих из нас — это недостаточное наделение силой тех ресурсов, которые есть в нас. Мы можем яснее видеть, как именно мы создаем свою сегодняшнюю реальность. Все мои значительные провалы – это следствие моих прошлых ошибок, иначе не было оснований происходить этим провалам. А важнее самих провалов – уроки и выводы, которые из них возможно извлечь.

Ваша авторская программа называется «Провокация развития». А какова ваша провокация?
— Во-первых, мои младшие дети и внуки, которые быстро растут. И моя задача – успевать реагировать на это, соответствовать тому потенциалу, который в них регулярно открывается.
Во-вторых, это те мои задумки, которые долгое время лежали в ящике под названием «может быть я когда-нибудь этим займусь, хотя вряд ли». Вот сейчас я оттуда достал книжку, аудиодиск. Следующее в очереди – реализация в актерском жанре – кино, телевидение, сцена или эстрада. Эти вещи долго находились в статусе «для этого у меня чего-то нет». А я был в позиции «ироничной жертвы». И провокация в том, чтобы начать это менять. При том – будучи в ладу с самим собой. Менять миролюбиво. Созидая.

Кстати, о книге. Она называется «Томатный сок из апельсинов». О чем она?
— Накопилось много полезного материала, который затем был вылит в книгу. Идея такова, что часто люди живут в своей жизни не как у себя дома. Например, человек думает: “я хочу финансового благополучия, но, наверное, это не мое…” Или думает “я хочу хороших отношений – с мамой, с партнером, с детьми — но это вряд ли получится…” И так далее. Это такое как бы ощущение эмигранта — который не полноправный хозяин, а будто временный гость. Он всегда в чем-то ограничен, он – чужой в своих потребностях и желаниях. В таком статусе человеку не видно ни путей к достижению желаемого, ни ресурсов, чтобы начать двигаться в эту сторону. И книга о том, что некоторые пути все же есть, и можно попробовать их попробовать (да-да, именно такое мягкое предложение).
Но книга – это не конечный продукт. Это инструкция по применению для более интересной задумки – мобильного коучинг-приложения. Такой персональный коуч в Твоем мобильном, который может работать с Тобой, и бережно вдохновлять делать первые шагни в этом направлении — попробовать пробовать.

А с чем связано желание реализоваться в актерстве?
— Я вырос в актерско-театральной семье. Мама концертмейстер, отец – певец, дядя – довольно известный в СССР актер Анатолий Ромашин. В разное время я предпринимал кустарные попытки такого рода. Но совсем недавно это превратилось в ясность, что я сознательно буду двигаться в этом направлении. А что из этого получится –  будет видно.

Ого! У вас за плечами – несколько успешных карьер. Сейчас вы – состоявшийся тренер, коуч, консультант. Многие зададут вам один-единственный вопрос: «Зачем?» Зачем начинать все с нуля, да еще в таком деле, как актерство?
— Таков мой психологический портрет – мне периодически хочется нового. Моя нынешняя карьера – пятая. И мне интересна шестая. Такая потребность у меня возникает примерно раз в пять лет. Это про гибкость по отношению к моим внутренним запросам. Новая вершина, на которую мне интересно забраться.

— Вы как-то сказали, что помогаете людям жить в ладу со своими перспективами. А насколько вам это удается сделать для себя?
— Жить в ладу со своими перспективами – это ответить себе на вопрос «куда я иду». И такой ответ не снаружи, он внутри. Он и в инстинктах, и в реакциях, и в мыслях. В чем-то мне это уже однозначно удается, а в чем-то пока нет.

В фильме «Остров» герой Петра Мамонова говорит такую фразу: «Умирать не страшно, страшно перед Богом стоять». А вы что делаете, чтобы не страшно было?
— Давайте так. Во-первых, я думаю, что умирать страшно. Точка.
А что касается того, чтобы стоять перед Богом – я бы сказал, что это вопрос про то, какие условия нужны человеку, чтобы ощущать собственную целостность. И тут есть разные пути. Далай лама об этом говорил прекрасно год назад, когда был в Риге. Был момент, когда ему врачи запретили быть вегетарианцем. Он послушал врачей, начал есть мясо. И он честно об этом говорит. И это тоже про гибкость. Гибкость принятия.
Целостность – это гора без вершины, и до нее нельзя дойти, можно только быть в состоянии подъема, на пути этого движения. Быть на пути принятия.

— Павелс, хочу поблагодарить вас за одновременно глубокий и парадоксальный разговор. Это само по себе «включает» внутреннюю пластичность восприятия. А каков ваш способ сказать жизни «Да!»?
— Искать внутри себя способ быть благодарным за то, за что быть благодарным очень трудно. Тогда, когда кажется, что тебе нанесен ущерб, ощущаешь опасность, вред и т.д. И найти причину для такой благодарности – лучший подарок себе.